Всем привет!

Вчера координатор проекта #РосЭко Михаил Антонов участвовал в качестве эксперта в передаче «Круглый стол», которая выходит в прямом эфире на онлайн-телеканале «Вечерка-ТВ» при газете «Вечерняя Москва». Тема обсуждения была обозначена так: «Москва мусорная. Утилизация отходов: есть ли разумное решение». У нас, конечно, есть очень много, что мы хотим сказать по этому поводу.

Снимок экрана 2016-10-27 в 21.48.54

В обсуждении также участвовали:

  • Владислав Владимирович ЖУКОВ — член Совета по вопросам агропромышленного комплекса и природопользования при Совете Федерации, заместитель председателя Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии, член Общественного совета Министерства природных ресурсов и экологии РФ.
  • Елена Владимировна ГРИШИНА — член Общественной Палаты Московской области, член Общественного Совета Росприроднадзора.
  • Владимир Сергеевич КУЗНЕЦОВ — генеральный директор Центра экологических инициатив, муниципальный депутат района «Замоскворечье» ЦАО г. Москвы.
  • Елена Александровна ЕСИНА — президент Национального объединения организаций операторов в области обращения с отходами «Русрециклинг».
  • Наталья Владимировна ХЛЫНОВА — специалист по экологическому просвещению ВНИИ экологии Минприроды России , член Московского городского общества защиты природы.GER_2615

Бурное обсуждение началось еще до старта эфира. На самом деле, проблема очень злободневная, и сколько экспертов — столько и мнений.

Смотрите видео-запись круглого стола ЗДЕСЬ.

Снимок экрана 2016-10-27 в 21.49.54

Вкратце поделимся нашими тезисами, с которыми Михаил шёл на передачу. Конечно, всё обсудить за 1 час невозможно, тема отходов сейчас очень широка — вокруг одной только темы твердых коммунальных отходов (ТКО) происходят серьезные дебаты на разных уровнях. Разделять отходы у источника образования (то есть начиная с каждой квартиры и офиса) или на сортировочной линии? Переработка или сжигание? Озвучивается множество разных мнений, экспертных и не очень. Вот, что думаем мы, отвечая на вопросы, которые были основой круглого стола.

GER_2600

  1. Возможно ли технически организовать полную утилизацию мусора, чтобы не вывозить его на полигоны?

Да, это возможно, хотя и потребуются усилия всего общества, чтобы реализовать эту идею в России.

Вообще, отказаться от захоронения отходов не так сложно (и это уже реализуется во многих странах в различного размера населенных пунктах), главное – найти для всех видов отходов удобный, экологичный и экономически выгодный способ утилизации, то есть переработки во что-то полезное, а также обеспечить систему сбора отходов у населения и бизнеса, которая бы этому соответствовала. Вообще, с экономической точки зрения, перерабатывать отходы в разы выгоднее, чем захоранивать их, ведь нет смысла просто зарывать в землю полезные ресурсы, производство и транспортировка которых требовала огромного количества ресурсов и ущерба для окружающей среды, и они потом еще и будут лежать на свалке сотни лет.

Вообще захоронение отходов (то есть, проще говоря, отправка отходов на свалки) – очень опасный для населения вид «избавления» от отходов. Многие люди не задумываются или не хотят задумываться о том, что происходит с их мусором после того, как они отправят пакет в мусоропровод или в контейнер, или фантик в обычную городскую урну. На данный момент 95% отходов в России и более 85% в Москве (согласно последним данным) попадают на свалки, как легальные, так и нелегальные. Свалка – это способ убрать мусор «с глаз долой», если смотреть с точки зрения обычного москвича, ведь в Москве захоронение мусора запрещено. Но жители Подмосковья и других регионов с этим не согласятся – например, Подмосковье стало «домом» для захоронения 25% отходов всей России! В Подмосковье только легальных полигонов – более 50, некоторые из них закрыты, но многие продолжают принимать отходы, а о количестве нелегальных свалок даже нет достоверных данных – но новости о выявлении нескольких новых появляются каждую неделю. Москва, хоть и вывозит свои отходы за границу города, не избавляется от них. Столица окружена мусорными свалками, есть свалки и в черте Москвы – во-первых, закрытые полигоны, такие как Саларьево, Некрасовка и другие, в Новой Москве (их, кстати, хорошо видно, когда выходишь из недавно открывшихся станций метро), во-вторых, нелегальные свалки, например, крупные свалки в Печатниках или в Очаково-Матвеевском, или мелкие, появляющиеся то тут, то там).

16-04-14_017

(на фото: нелегальная свалка в Печатниках)

Даже закрытый, законсериврованный полигон – это экологическая бомба замедленного действия, что уж говорить об открытых. Основные проблемы свалки – это горение или тление мусора, а это происходит почти на всех свалках – это происходит из-за поджогов, химических реакций в теле свалки, образования взрывоопасного свалочного газа; образование свалочного фильтрата – жидкости, которая под воздействием осадков и других факторов скапливается в теле свалки и попадает в водные объекты и грунтовые воды и почву. Нелегальные свалки, как и большинство старых полигонов, не оборудованы никакими системами сбора фильтрата или защиты окружающей среды. При этом, отходы, даже органика, не перегнивают, так как в теле свалки нет доступа кислорода, поэтому все попадающие отходы будут лежать на полигоне очень долгое время, а площади свалок будут только расти. С учетом того, что сейчас на полигоны попадают всевозможные виды отходов в перемешку – и органика, и полезные фракции (стекло, пластик, металл и т.д.) и опасные отходы (ртутные лампы, батарейки, бытовая химия, градусники, шины и т.д.), все составляющие этих отходов попадают в воду, воздух и почву, а значит, обратно к нам.

Свалки без м

(Инфографика в полном размере: здесь)

Как мы можем видеть, захоронение – это очень опасный для граждан и экономически невыгодный способ избавления от отходов. Почему тогда захоронение продолжает оставаться фактически единственным методом утилизации отходов в России? Во-первых, в краткосрочной перспективе это «проще», а поскольку за вывоз отходов платят как граждане и предприятия, так и дотирует эту сферу государство, владельцы свалок, которые просто берут некую территорию в аренду или в собственность, или транспортные компании, которые просто возят мусор из пункта А в пункт Б, имеют легкую прибыль, и им, конечно же, невыгодно, чтобы система менялась. Но, к сожалению, так больше продолжаться не может – свалок в России уже больше по площади, чем 2 Крыма, они несут, на самом деле, только убытки большинству населения и государству, а прибыль только очень малому кругу лиц, и ущерб наносится не только экономический, но и экологический, а также колоссальный вред здоровью.

Что же можно сделать? Процесс перехода от свалок к переработке отходов не быстрый, но он уже начался, и все, кому небезразлична эта тема, могут довольно легко влиться в создание новой системы обращения с отходами. Система обращения с отходами, при которой ничего не нужно отправлять на захоронение (на свалку), в мире называется Zero Waste, что переводится на русский язык как «Ноль отходов», но даже более понятно это можно описать как жизнь без мусора, то есть без ненужного, чего-то, от чего нужно как-то неизвестно как избавиться, убрать подальше. Вместе понятия «мусор» возникает понятие «ресурсы» и «вторсырьё».

XDfVU971PO4

Основные принципы, как это происходит: во-первых, минимизация объема образуемых отходов в целом и максимальная переработка, превращение отходов в полезные фракции. это можно достичь отказом общества (путем запретов, экономического стимулирования, социальной рекламы и т.д.) от одноразовых и неперерабатываемых вещей. Например, пластиковых пакетов, стаканчиков и другой тары.

Снимок экрана 2016-10-26 в 19.19.42

Вообще, пакеты можно переработать, но их довольно сложно собирать раздельно, и очень часто они имеют слишком сильное пищевое загрязнение, не имеют маркировки, что затрудняет процесс переработки. Намного экологичнее и экономичнее пользоваться многоразовыми сумками. 1 экосумка может заменить 200-1000 пакетов. То же самое, с, например, стаканчиками для кофе. Они делаются из картона, но, попадая на свалку, картон не разлагается из-за отсутствия доступа кислорода. Кроме того, чтобы картон не размачивался напитком, стаканчики покрыты тонким слоем пластика. А крышка сделана также из пластика, но другого вида, и часто вообще без маркировки. Используются такие стаканчики максимум полчаса, затем попадают в общий мусор. Одна только Москва образует миллионы таких стаканчиков в день.

одноразовый вред_м

(Инфографика в полном размере: здесь)

Что можно сделать – законодательно ограничить одноразовую неперерабатываемую тару, упаковку, товары, ввести экономическое стимулирование пользоваться многоразовыми аналогами (например, приходишь со своей экосумкой в магазин – скидка), а также залоговую стоимость тары (данная инициатива уже несколько лет прорабатывается правительством и государственной думой для введения на федеральном уровне, и ее законодательные основы уже закреплены, но требуется еще ряд документов для полноценного внедрения) – вы покупаете бутылку воды, но, сдавая ее в специальный пункт приёма или автомат, получаете часть стоимости обратно. Это та система, которую многие помнят по советскому времени, когда граждане активно сдавали стеклотару, макулатуру, металлолом и т.д., а также пользовались многоразовой тарой и авоськами.

экосумки

2. Что можно сделать с органическим мусором (продуктами питания)?

Вопрос про органические отходы также возвращает нас к истории. В советское время, фактически все отходы, которые образовывались в быту, были органическими – не было одноразовой упаковки, тара использовалась многократно, макулатура, стеклотара и металлолом сдавались на переработку. Конечно, есть еще небольшой объем фракций, которые не относятся ни к органике, ни к принимаемым на переработку в то время – это текстиль, отслужившая мебель и техника, какие-то другие мелочи (и то, мы знаем, что всем ненужным вещам всегда раньше старались находить вторую жизнь, чинить, и т.п.). Если смотреть на статистику по отходам, опубликованную в 2016 году в территориальной схеме по обращению с отходами в Москве, чуть менее 25% коммунальных отходов – пищевые, также чуть менее 25% — бумага, картон, 11,4% — стекло, 16% — пластмассы, 3.6% — текстиль, по 2,5% — композитная упаковка (например, тетрапак, пакеты от молока и сока) и гигиенические средства, 1.7 – дерево и 2 – металл.

Снимок экрана 2016-10-26 в 20.48.56

Исходя из этого, около 60% мусорной корзины среднего москвича однозначно годится на переработку, это не считая пищевых отходов. С пищевыми отходами всё немного сложнее, ведь их не так легко накапливать, как, например, пластик или стеклотару. В советское время в очень многих домах, хотя и не везде, в том числе и в городах и городских поселениях, не только в сельской местности, органические отходы накапливались отдельно и отправлялись на удобрения и корм для скота. Сейчас такой системы нет, к сожалению. Для жителей частных домов или обладателей дач вопрос с органическими отходами решается довольно просто – их легко компостировать, то есть превращать в органические удобрения (кстати, по мнению многих садоводов и специалистов, более эффективные, чем минеральные). Что же делать тем, у кого нет дачи и собственного огорода? Существуют специальные компостеры для квартиры, пока они не так популярны в России, но в интернете их можно заказать. Многие небезразличные граждане, у которых нет постоянного доступа «к сельской местности» замораживают или засушивают свои пищевые отходы, накапливают их и отправляют друзьям/родственникам на дачу раз в несколько месяцев. Это решения из тех, которые уже сейчас более чем легко реализуемы (главное – желание). Но, например, зарубежом, для жителей многоквартирных домов существуют пункты приёма пищевых отходов, отходы направляются местным фермерам. Также из пищевых отходов можно делать биогаз, который используется для производства тепловой и электроэнергии на специальных установках (альтернатива природному газа). Такая технология применяется и в России, но не для коммунальных отходов, а на сельхоз-предприятиях и других, где образуются органические отходы.

3. Надо ли вводить налог на утилизацию мусора с предприятий и организаций, торгующих одноразовым товаром? В России недавними поправками в закон об отходах уже введен так называемый «утилизационный сбор», то есть производитель, продавец, импортер товара несет ответственность за его дальнейшую утилизацию – либо он сам собирает отслужившие товары/упаковку и безопасно их утилизирует, либо платит утилизационный сбор. Согласно тем же поправкам, переработка теперь приоритетнее захоронения. В том числе, это касается упаковки. Но, как мы уже говорили, мусорному бизнесу не очень хочется менять существующий порядок вещей, а бизнесу, в условиях кризиса, сложно перестраиваться и создавать свои системы сбора и переработки своих товаров, утилизационный сбор пока введен на нулевой ставке – он есть, но платить пока ничего не нужно. С 2019 года планируется повышение ставки по разным видам отходов, во-первых, это будут опасные отходы – батарейки, электронные отходы, а во-вторых пластики и другая упаковка. На наш взгляд, возможно, для дополнительного стимулирования бизнеса к отказу от одноразовой неперерабатываемой упаковки, стоит для этого вида отходов, поставить более высокий утилизационный сбор.

4.Как можно перерабатывать ТБО — железо, дерево, пластмассу?

Металлы (в быту самые часто образуемые – жесть и алюминий) могут вторично использоваться практически неограниченное количество раз, если их отделить от других фракций и направить на переработку. Металлы могут переплавляться и использоваться многократно. Фактически, сбор металлических отходов и их переработку во вторичный ресурс наладить несложно, затем превращенные в ресурс банки и другие отходы могут быть проданы любому другому производству. Поэтому например наша банка от газировки легко может стать частью фюзеляжа самолета. Также и стекло, оно может переплавляться неограниченное количество раз. При переработке стекло сначала моют, обеззараживают, потом при переплавке оно подвергается воздейстию высоких температур, поэтому новый продукт безопасен для дальнейшего использования. Стекло перерабатывают как в новую тару, так и используют в строительных материалах. Макулатура может использоваться вторично до 4-6 раз, после этого целлюлозное волокно начинает терять свои свойства, становиться рассыпчатым, поэтому оно может использоваться для неперерабатываемых товаров – салфеток, туалетной бумаги, упаковки.

Дерево (например, мебель, строительные отходы) легко перерабатывать в щепу, опилки, пеллеты (прессованные опилки, которые используются как топливо и для других технических нужд), но, к сожалению, в Москве от граждан, насколько нам известно, такие отходы никто не принимает (пока). Использовать все свои древесные отходы самостоятельно как топливо не рекомендуется, так как, например, шкаф из ДСП может содержать в себе и формальдегид, и хлор, и множество других неизвестных химических соединений (в составе клея, краски, лака). С пластмассами всё немного сложнее, чем с металлом и стеклом – пластиков существует множество видов. Бытовые товары и упаковка обычно имеют маркировку – треугольник с цифрой от 1 до 7. 7 означает смешанный пластик или неперерабатываемый вид пластика. Остальные цифры 1-6 означают пластики, которые легко перерабатываются и чаще всего принимаются обычными пунктами приёма. Но, к сожалению, многие пункты приёма всё же имеют свои ограничения по тому или иному виду пластика. Но по нашему опыту, в Москве, при желании, можно найти место, куда сдать все виды маркированного пластика, и они будут отправлены на переработку. На самом деле, может показаться, что сортировать отходы дома и потом найти место, куда их сдать, довольно сложно. На самом деле это не так. Мы разработали инструкцию, как разделять отходы и куда их сдавать.

Раздельный сбор отходов без м

(Инфографика в полном размере: здесь)

Пункты приёма, ближайшие к вам, можно найти на карте recyclemap.ru (вторая жизнь вещей). Узнайте, какие виды отходов принимаются в ближайших к вам пунктах и начните с 1-2 видов отходов, которые вам кажутся самыми несложными (например, макулатура и батарейки), затем, при желании, расширяйте количество фракций.

5. Можно ли перерабатывать фекалии вместо отправления их на поля аэрации?

К сожалению, канализационные стоки – это такой отход, который факктически невозможно минимизировать, но его однозначно необходимо безопасно утилизировать. Основная технология, как можно более-менее экологично обращаться с этим видом отходов, и она уже применяется в России – в Москве, в Санкт-Петербурге и других городах, на очистных сооружениях – все твердые отходы канализационных стоков (а это не только фекалии, но и большое количество бытовой химии, косметики, гигиенических средств, пищевых остатков, и т.д.) собираются отдельно, высушиваются и сжигаются при высоких температурах на современном оборудовании для образования энергии (она может использоваться для отопления или для функционирования самой станции). Эта технология не нова, но главное здесь – соблюдение требований безопасности, чтобы вредные вещества не попадали в атмосферу. Для этого существуют системы очистки, фильтры, но они стоят не дешево, из-за чего многие предприятия пытаются, в обход закона, минимизировать свои издержки и производить неочищенные выбросы в атмосферу (что крайне негативно влияет на окружающую среду и здоровье граждан).

7. Как может выглядеть система переработки мусора в мегаполисе.

Многие важные элементы и принципы системы, к которой стоит стремиться городу, мы уже написали. Это и, во-первых, минимизация образования отходов на городском уровне, за счет отказа от одноразовых неперерабатываемых отходов, и, во-вторых, повсеместное развитие инфраструктуры пунктов приёма различных видов отходов от населения в шаговой доступности, в частности опасных отходов и полезных фракций. При этом хорошо себя зарекомендовала в разных городах России и зарубежом двухконтейнерная система — где отходы не делятся на всевозможные фракции в десяток разных контейнеров, а всего на 2 — всё, что можно переработать, собирается в 1 контейнер, а всё, что нельзя переработать — в другой. В дальнейшем содержимое 1 контейнера досортировывается на сортировочной линии, но главное здесь, что эти отходы уже будут отделены от пищевых отходов, гигиенических средств и прочих загрязнений. Кроме этого, отдельно должны собираться опасные бытовые отходы — батарейки, лампы, градусники и т.п., но такие виды отходов у граждан образуются в намного меньших объемах, чем обычные бытовые отходы. Такая система упрощает внедрение раздельного сбора и для самих горожан, им не надо «ставить по 5 баков в каждый угол» (откуда пошел этот стереотип, который мы так часто слышим фактически одними и тем же словами от разных людей — непонятно), а можно только к своему обычному мусорному ведру добавить еще 1 емкость (коробку, ящик, хоз.сумку), куда будут отсортировываться полезные фракции, ну и куда-то откладывать образующиеся опасные отходы (см. инфографику выше). Всё просто!

По нашим наблюдениям и опыту, россияне, что бы там не заявляли чиновники, готовы и легко привыкают к цивиллизованному обращению с отходами, главное, чтобы пункты приёма были им доступны.

Как видите, о теме отходов и раздельного сбора мы можем говорить много. Конечно, как мы писали выше, тема очень обширная. Поэтому, дорогие читатели, задавайте вопросы и высказывайте своё мнение, мы будем рады дальнейшему обсуждению темы, а если вопросов наберется достаточно, ответим на них отдельным постом.